блог Валерия Байко

🗓07/19 “Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая…”

Share on facebook
Share on google
Share on twitter
Share on linkedin

«У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Матфея 6:3)

Версии. Версий, что значат эти слова Христа, слышал много, самых разных: 

  • Жертвовать так, чтобы муж не знал, сколько и куда даёт жена, или наоборот; 
  • Все делать так, чтобы сделал и сам забыл, не говоря о других; 
  • Делать все настолько тайно, чтобы даже самые близкие (как близко левая рука и правая), не знали, что делаю; 
  • Жертвуя в церкви, не подписывать пожертвование в конверт, чтобы никто не видел сколько я жертвую, а то потеряю награду и т.д..

Мотив. Сказать откровенно, уважая все эти мнения, я все же думаю, что Христос несколько другое имел ввиду, хотя соглашусь, что и в этих мнениях, есть некоторый смысл. Читая два стиха выше, где Он описывает, как творили милостыню фарисеи, становится предельно ясным, что Христос, говоря так образно «у тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», не имел ввиду о каком-то скрывании, подполье, тайне, но имел ввиду, о правильном мотиве делаемого, который был ярко лицемерным у фарисеев: «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою» (Матфея 6:1,2). Делая добро, дело не в скрытии, не дай Бог кто-то увидит, или узнает, или в открытии, что кто-то смотрит на это, или не смотрит, но дело в мотиве, а с ним и в «крике», и нет разницы в каком, «громком», или «тихом».

Громкий крик. «Громком», это на весь мир, «трубя в трубы», специально это делая только на углах улиц, на публике, как это делали лицемеры (лицемер, т.е. актер, человек играющий роль), чтобы их заметили, чтобы прославили, чтобы о них заговорили, умышленно дожидаясь этого, выжидая побольше зрителей, а то и не делая ничего, покуда никого нету. Это испорченный, гнилой мотив, который осудил Христос. Будет ли в таком случае награда от Бога? Конечно же нет.

Тихий крик. В «тихом», это когда никто не видит, когда делаешь в тайне, но в сердце есть другой тоже испорченный и гнилой мотив, когда сам себя человек прославляет, «тихо трубя» про себя о себе, как молящийся фарисей в храме «Боже благодарю, что я такой хороший, такой правильный, не такой плохой, как тот мытарь, что стоит не далеко от меня». В добавок к этому, хотя и скрыто, но с корыстным побуждением, с надеждой на выгоду, с осуждением других, часто с нежеланием, не от любви, не от сердца, под давлением, уговорами, принуждением, когда человек и доброе дело и тихо делает, но про себя «стонет», ропщет и не довольствует. Будет ли в таком случае награда от Отца Небесного? Так же, нет.

Дырявое пальто. Мне это похоже на человека, гордо и надменно пришедшего когда-то к Сперджену в дорогом пальто, пытаясь показать всего из себя…. Сперджен обличил его за гордость. На следующий раз, он пришёл к Сперджену в пальто, которое было всё в дырках, пытаясь внешне показать само смирение, посмотрев на что, Сперджен сказал: «сквозь дырки твоего пальто, я все равно вижу твою гордость». Говоря другими словами, дело не в пальто. Ты можешь быть в самом дорогом пальто и вместе с этим скромным и не гордым, а можешь надеть и дырявое пальто, но если внутри ты горд, то и дырявым пальто этого не скроешь. Тоже говоря и о жертве, о любом деле служения. Можно внешне все правильно сделать,  но вместе с тем, если мотив не верный, такой же лицемерный, фарисейский, которые творили милостыню, не потому что они горели любовью и желанием помочь кому-то, послужить кому-то, но чтобы их заметили, похвалили, или делали это в тайне, не на глазах, но в сердце сам себя славили, а может одновременно еще и осуждая других, роптали на «свою не легкую долю», то делай хоть как, закрыто, или открыто, награды от Господа не видать, так как и в одном случае, и в другом случае, мотив жертвенности испорчен. 

Главное, сердце. Потому, смотря на главное, не как они это делали, а ради чего они это делали, с каким намерением делали, с каким сердцем делали, Христос говорил: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», дав понять, что важным является – не с каким внешним видом, не сколько, а как и ради чего? Можно даже очень в тайне сделать милостыню, прикрыв ее «дырявым плащом», но, если при этом, в сердце, мотив остается не верным, Бог сердцеведец, Он видит, от Него невозможно скрыть искренность делаемого. Другой, не имея никаких испорченных побуждений, не скрывая, не прячась, сделал милостыню, послужил, искренне, от сердца, с любовью, не «болея» звездностью, не болея гордостью, хвастовством, и Бог его через это благословил. Важно состояние сердца. Возможно ли избежать неправильного состояния сердца, только внешним изменением? Нет! Дело далеко не в том, подпольно это, или открыто, не этот внешний метод определяет, как отнесётся Бог, будет ли за это награда от Него, или нет, но то, с каким сердцем делаешь. 

Внимание Христа. Я далек от мысли, что делать открыто правильно, а закрыто, не правильно. Вовсе нет. Не в этом дело и не это главное. Это нельзя перепутать. В одном преуспеть, делая тайно и думая, что это главное, а в другом «прогореть», не имея в сердце главного. Когда Христос наблюдал за сокровищницей у храма, там ни богатые, клавшие много, ни вдова, положившая «мало», не прятались, и Христос не этим определил, кто правильно делал, а кто нет. Внешне, оба сделали одинаково, открыто, но внутренне они отличались мотивом делаемого, на что Христос и обратил внимание. 

Между руками. Итак, «пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», как я понимаю, это прежде всего -правильный мотив и следующее – пусть не будет у тебя соревнования, кто лучше, кто хуже, кто больше, кто меньше. Руки – правая и левая, не конкурируют между собой, не наблюдают одна за другой, не подсматривают, «сейчас посмотрю, что и как сделает левая рука, думает правая, а потом я и ей, и всем покажу, что значит правая». Руки так не делают, но дополняют одна другую, помогают одна другой делать добро, делая каждая своё дело, от сердца, делая искренне и дополняя друг друга! Иначе, ни Христос, ни Апостолы ничего не смогли бы сделать, никому послужить, если бы только «страдали» манией страха, как бы спрятаться, переживая только о том, чтобы никто не увидел. Если у них с сердцем, с мотивом все в порядке было, все правильно, они делали это открыто, или скрыто, не в этом вопрос, они делали это с любовью и целью прославить Бога, а не показаться перед кем-то, кому-то что-то доказать, или показать, или ища, как спрятаться. Конечно, не выпячивались этим, но и не страдали тем, как бы все скрыть. Просто делали, понимая ради чего и ради кого, а уже как, открыто, скрыто, это не играло значения. Главное, чтобы это не стало главным приоритетом, чем прикрываясь, можно перестать заботиться о внутреннем правильном сердце, мотиве делаемого. Это касается не только милостыни, но любого служения, где есть жертвенность, денег ли это, времени ли, сил и т.п. Делайте по принципу «И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу» (Кол.3:23).